МБУ "Межпоселенческий краеведческий музей им. В.Е.Розова"

Николаевского муниципального района

   682460 Хабаровский край, г.Николаевск-на-Амуре, ул.Советская 71. т. 8 (42135) 2-32-47  E-mail: nik-mkm@mail.ru
Главная » Публикации » Воспоминания Еременко Григория Артемовича.

Последнее обновление страницы: 22.04.2015 г.

Режим работы.

среда - пятница:

с 10.00 до 18.00 ч.,

суббота - воскресенье:

с 10.00 до 17.00 ч.

Обед 13.00 до 14.00

Последняя пятница каждого месяца санитарный день

понедельник - вторник: выходные

 

 

Рейтинг@Mail.ru

70-ю Победы посвящается.

 

Воспоминания Еременко Григория Артемовича.

 

 

 

Война... Страшное, как сама смерть, слово. Даже страшнее, если помнить, что смерть для каждого человека естественное, неизбежное окончание жизни, а война ужасающее бедствие, вызываемое злой волей людей. Семьдесят лет миновало с тех пор, как умолкли громы Великой Отечественной войны, а народ наш не перестает оплакивать потерю. Нет в нашей стране ни одной семьи, из которой бы война не унесла чью-то жизнь или не искалечила кого-то пулями и осколками. Невозможно забыть это!

Великая Отечественная война тяжелейшее испытание, выпавшее на долю русского народа. Это самый трагический период российской истории. Именно в такие тяжелые моменты проявляются лучшие человеческие качества.

В фондах нашего Краеведческого музея хранятся воспоминания участника Великой Отечественной войны Ерёменко Григория Артемовича.

Воевал артиллерист…

… Гриша Еременко родился и вырос на хуторе Дзюбовка, Малодевицкого района, Черниговской области Украины. Бедная крестьянская семья – мать, два сына, две дочери – остались без кормильца рано. Отец, Артем Кузьмич Еременко погиб в гражданскую войну в боях с немецкими оккупантами. Григорию исполнилось восемь лет, когда умерла мать – Ульяна Федоровна. Пришлось помогать семье. Гриша нанялся пасти коров за плату «кто что даст». До снегу пас скот, по мягкому снегу стал бегать в школу, она была близко. Сначала босиком бегал, потом брат лапти сплел.

- Ребята после школы на коньки да на лыжи, - вспоминал Григорий Артемович, - а я с саночками в лес по дрова. А учился лучше, чем другие. Это мне и в жизни помогло. Когда в 1927 году организовали колхоз, у меня уже было четырехклассное образование. Потом в вечерней учился при сельсовете – стало семь. Тут меня и взяли в контору колхоза счетоводом. Вступил я в комсомол. С кулачеством борьба шла ожесточенная. Кулаками были сожжены несколько скотных дворов. Но бедняки держались за колхозы, в них было спасение от нужды. Не сразу сбылись их надежды. В 1935 году меня послали учиться на агронома, и я им стал в своем колхозе. Сначала колхозникам приходилось по 100 грамм хлеба на трудодень. В 1936-1937 годах уже по 4 килограмма хлеба и по 8 кг картофеля на трудодень. Люди вздохнули с облегчением. Бригады, которые я обслуживал как агроном, собирали по 300 центнеров картофеля с гектара. Это уже было хорошо. Жизнь советских людей и в городе, и на селе улучшалась с каждым днем. Пошли перемены и в нашей семье. Сестры мои вышли замуж, брат привел жену в дом. Пришлось и мне определять свою судьбу. В 1937 году набирали добровольцев в Красную армию. Мое желание служить поддержал райком комсомола. По здоровью подходил. С моего согласия направили в артиллерию. Служил в Пскове. За три месяца выучился на командира орудия. Потом назначили замполитом. Стали набирать в Одесское артиллерийское училище им. М.В. Фрунзе. Пришлось готовиться и сдавать экзамены за 10 классов. Экзамены выдержал.

1939 год. 1 сентября гитлеровская германия напала на Польшу. Началась вторая мировая война. Выпуск командиров-артиллеристов состоялся досрочно. Еременко отправляют служить в Забайкальский военный округ. Он лейтенант-командир взвода огневиков орудий большой мощности 203-милиметровых гаубиц. Снаряд весит 96 кг, заряд пороха на снаряд-16 кг. 24 мая 1941 года артиллеристы погрузились в эшелоны и 14 июня прибыли в Тамбов. Прошли боевую подготовку. 22 июня началась война. На другой день погрузились в эшелоны – путь на Западный фронт. Бои начались под Минском, с боями отходили к Смоленску. Ветеран вспоминает:

- Два месяца в ожесточенных сражениях обороняли мы этот старинный русский город. Он был в огне от бомбардировок и обстрелов, казалось, горели камни, но войны переходили в контратаки с превосходящими силами врага. Много мы потеряли дорогих товарищей, но и фашисты заплатили дорогую цену убитыми и ранеными. Орудия нашего полка с подготовленных позиций накрывали пехоту, танки, батареи врага по нашей звуковой разведке, которая давала координаты для огня.

Затем шли бои не на жизнь, а на смерть за Днепр, особенно за его Соловьеву переправу. Был август сорок первого. Стояла жара. Вода в Днепре была розовой от людской и лошадиной крови. Чтобы взять напиться воды, приходилось терять людей. Взрыв бомб, снарядов, мин сливались в единую какофонию с автоматными и пулеметными очередями. Это было пекло сражения. Фашисты бросили огромные бронетанковые силы. Под огнем надо было спасти орудия, переправить на другой берег, хотя переправа и была разрушена. Обстановка подсказала решение, как выполнить суровый приказ. За три километра от берега, на Восточной стороне, в лесу мощные тракторы тащили тросы, которые были прикручены к крюку орудия. Каждое перетаскивалось по дну Днепра на 4-х метровой глубине. Иногда рвались тросы, тогда отрывались к воде траншеи и по ним снова заводили троса. В открытую под огнем переправа орудий была невозможна. А каково состояние бойцов?
Голодные, без сна и отдыха, измотанные сражениями, они теряли чувство страха, самосохранения. О смерти не думали. Потерять орудие было страшнее смерти. Под Смоленском мы потеряли одно орудие, здесь спасли все оставшиеся 47. Замки от них переправили раньше. С пополнением людьми наш артиллерийский гаубичный полк стал боеспособным и обрушивал на фашистов огненный шквал. Нечеловеческие усилия обороны Соловьевой переправы не забыть вовек!

Однако силы были неравны. В октябре враг прорвал оборону на флангах и ринулся к Москве. Наш артполк, другие части, соединения 16-ой армии генерал-лейтенанта Михаила Лукина отходя с боями к Вязьме, сражались в тылу врага, выводя из строя немецкие части, идущие на подмогу тем, кто мечтал взять Москву. С упорными боями части 16-ой армии, в том числе артполк, вышли из окружения, участвовали в обороне столицы и контрнаступлении. Артиллеристов перераспределяли по фронту для поддержки обороняющих частей. Из воспоминаний ветерана:

- Был я уже командиром батареи. Однажды немцы высадили в наш тыл десант с численным превосходством, а в другом месте наши брали верх и был как бы сплошной фронт. Поддерживая пехоту огнем пушек, часть батарейцев пошла с пехотой в наступление. С позиций мы выбили батарею минометчиков немцев, но была еще и вторая и когда мы оказались на месте первой, где было все пристрелено, попали в вилку. Недолет, перелет. Третий разрыв застал нас на бегу. Очнулся – рядом двое убитых. Из правой ноги хлещет кровь, лицо обожжено порохом, кругом стрельба. Отполз на безопасное место к дороге. Боец достал портянки, ими перевязал ногу. На дороге подобрала машина. В кузове полно раненых. Только недалеко отъехали, в мотор попала мина. Машина загорелась. Несмотря на жуткую боль, кто как мог достигал дороги. Трое нас ползли на восток. Вскоре подобрала повозка. При переправе через речку убило лошадей. Выбравшись на берег, поползли к лесу. На лужайке увидел раненых, крикнул: «Все в лес. Самолет летает, корректирует огонь». Не успели. Через пять минут мина разорвалась в центре, все погибли. Без сознания меня подобрали к вечеру в лесу, отвезли в деревню в медпункт. Медсестра Тоня Никитина перевязала рану, дала обезболивающее. Раненых распределили по хатам в селах. Нас трое раненых с нами медсестра Тоня. Меня положили в темной каморке за печью. Мои однокашники Леонид Марьенков и Андрей Глущенко сидели у окна. Тоня вдруг закричала: «Смотрите, в белых халатах, наверное, немцы на лыжах, прячьтесь».

- Нас немцы не тронут, - сказал Леонид, - мы же раненые. Тут на меня хозяйка набросила тряпье, камышовый матрац. Слышу, немцы заскочили, из печи свежий хлеб вынули. Раненых на улицу вывели. Один фриц штыком ткнул, где я лежал. Около ноги прошел. Немец вышел, вбежала Тоня, закричала:

- Немцы раненых увели, расстреливают, дома поджигают. Мне помогли перебраться в сарай, забросали сеном, забежал немец, пошарил рядом, не заметил и поджог сарай.

Все горело, дышать нечем. Женщины помогли выбраться во двор, опять замаскировали барахлом. Тут и нагрянули партизаны, оттого немцы и торопились удирать. Тоня нашла лошадь, запряженную в сани, укутала, чем могла от холода и привезла в село Фатов Завод Дорогобужского района. Тут собрали из сел около 500 раненых, что уцелели. Многих немцы расстреляли, а села сожгли. Здесь мне обработали рану, через некоторое время отправили на аэродром. Меня и раненого политрука посадили в санитарный самолет, где были два пилота. В трех километрах от площадки «Мессершмидт» сбил наш самолет, хоть и летели низко. Упали на деревья, крылья обломились, пропеллер врезался в землю. Первый пилот погиб, второй сломал ребра о щитовую доску. Выползли с трудом из обломков. Замполит раненый в руку потащил меня на спине. Двинулись утром, добрались до площадки вечером. Нас посадили на другой самолет с одним пилотом. Обстреливали нас с земли, но долетели до Галицино под Москвой в 10 часов утра. Положили нас в госпиталь. Сразу заснули, как убитые. Тут были операции, тут впервые увидели белый хлеб после долгих мытарств в тылу врага. Узнали, что всех раненых вывезли из окружения. К слову скажу, что Тоню я потерял, а искал я ее даже после войны. Может, погибла моя спасительница, спасавшая меня от врагов и от морозов.

В госпитале Голицына Григорий Артемович лежал до ноября 1942 года. В это время без него артиллерия – бог войны громила фашистов в Сталинградской битве. Не так уж и далеки были эти дни от тех кровавых боев под Москвой 1941 года, где ковалась прелюдия победы Сталинграда.

После Еременко лечился в Иркутске, после госпиталя направляется в резерв в Забайкалье, в 1944 его списывают по инвалидности. Куда идти? Прибыл в Гжатск в отдел кадров Западного фронта. Направили в тыловую часть. Вел курсы артиллеристов, пулеметчиков. Кончилась война с Германией. Еременко направляют в Монгольскую народную республику, где он подготовил 250 пулеметчиков и 200 снайперов. С 8 на 9 августа началась война с Японией. Стремительное наступление наших войск привело к Победе 3 сентября 1945 года окончательно. Сильнейший враг, угрожавший нам на Востоке, капитулировал. В Победе была и доля офицера Еременко. Он едет в отпуск в Украину, находит сестер. Шесть месяцев встречи пролетели как один день.

В 1946 году Григорий прибывает в резерв артиллерии в Одессу, туда, где когда-то учился. Строгая медицинская комиссия. Всех врачей прошел. Остался хирург. Напряг всю силу воли – прошел прямо, глядя в глаза доктору. Годен! Еременко назначается начальником лагеря военнопленных. Об этой поре он рассказывает:

Известно, какие зверства творили фашистские захватчики над нашими военнопленными. Да и расстрел моих товарищей я не забыл. Есть международная конвенция об обращении с военнопленными. И тут проявился гуманизм нашего народа к бывшим врагам, ставшими военнопленными. Они хорошо питались – паек был 800 граммов хлеба и это когда страна наша переживала нужду. Ходили военнопленные свободно. За работу им платили деньги – строили шоссейную дорогу Москва – Симферополь, Киев – Харьков. В лагере выпускалась газета «Антифашист». 31 декабря 1949 года по решению Советского правительства военнопленные были отпущены в обе части Германии – в ГДР и ФРГ.

В 1952 году Григорий Артемович уходит из армии в отставку по инвалидности. Приезжает в советскую Гавань. Окончив курсы, работает бухгалтером. С 1957 года он в Николаевске-на-Амуре городском отделе милиции. Руководит паспортным отделом, спецкомендатурой, ведет дела, если требуется в других отделах. Активен был Еременко и в общественных делах, даже в художественной самодеятельности участвовал – играл на мандолине. За безупречную службу и общественную работу хранит грамоты, врученные горкомом КПСС и горисполкомом, грамоту министра внутренних дел.

Мы не властны над временем, все меньше остается непосредственных участников жестоких и кровопролитных боев и тех, чьим трудом в тылу ковалось оружие нашей Победы, но в наших сердцах и в сердцах наших потомков должна вечно жить память о тех, кто в жесточайших битвах на полях сражений героическим трудом в тылу приближал день освобождения нашей Отчизны, кто в тяжелейшие военные годы отстоял наше право на жизнь и подарил нам, ныне живущим, радость праздника Победы.

Низкий Вам поклон и вечная Слава!

Мы чествуем наших солдат, офицеров и генералов, которые трудными военными верстами 1418 дней шли к маю 1945 года, когда последние залпы войны стали залпами салюта победителям. Мы поздравляем всех ветеранов! Примите самые сердечные поздравления со священным праздником нашего народа – Днем Победы!

 

Экскурсовод: Хохлова М.И.

Календарь мероприятий

Система Orphus


Главная      Документы      Контакты      Коллекции      Публикации

Copyright © 2013–2017 МБУ "МКМ им. В.Е.Розова" Николаевского муниципального района.
               При любом использовании материалов ссылка на www.nik-mkm.ru обязательна.